Узбекистан в таможенном союзе или нет

Вступление Узбекистана в Таможенный и Экономический союз

Узбекистан в таможенном союзе или нет

В октябре 2019 года о намерении Узбекистана присоединиться к ЕАЭС публично объявил спикер Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации В.Матвиенко. Это намерение по ее словам высказал президентом Узбекистана Ш. Мирзиеев. Однако, пока Узбекистан только пытается достичь глубокого понимания характера и целей существования Евразийского экономического союза.

Состоит ли в ЕАЭС

Участие в интеграционных процессах это адекватное желание для всех развитых и развивающихся стран. Союзные отношения реализуются в рамках разных объединений. В каждом из них подразумеваются преимущества и возможные недостатки для, тех кто сюда только вступает.

Евразийский экономический союз — международное объединение экономического характера деятельности, существующее с 2015 года. Основная экономическая цель заключается в достижении свободного циркулирования товаров, услуг, капитала и трудовой силы. ВВП и численность населения Узбекистана достаточно обширны и перспектива вхождения его в союз положительна для остальных участников.

Узбекистан еще в декабре 2019 года высказался о том, что он, вероятно, войдет в союз. Однако, иметь отношение к этому объединению можно по-разному.

Всего официальных участников на 2020 год здесь пять, а остальные выступают наблюдателями либо просто партнерами по свободной торговле.

Евразийский экономический союз в перспективе не против привлечения и многих иных государств, с которыми ведутся переговоры.

Несмотря на то, что Узбекистан имеет ряд своих финансовых и социальных проблем по мнению западных стран он привлекателен в плане сотрудничества и именуется как эльдорадо на просторах Евразии.

По умозаключениям специалистов Узбекистан это более чем 30-миллионная рыночная площадка, на которой многое подлежит экспорту и импорту. Именно за это при нынешнем руководителе страны Мирзиееве происходит экономическая борьба между разными политическими субъектами.

Отмечается, что Россия обладает стартовой позицией, которая намного выше, чем у остальных претендентов на взаимодействие (у Европейского союза, США, Китая).

Но зная свою привлекательность в качестве партнера Узбекистан, нуждающийся в сотрудничестве, максимально оттягивает ситуацию с принятием серьезных решений и ждет наиболее выгодного для себя предложения.

Сегодня в состав Евразийского экономического союза входит:

  • Армения;
  • Белоруссия;
  • Казахстан;
  • Киргизия;
  • Россия.

Узбекистан отсутствует и когда войдет в список непонятно. Исходя из ныне текущего состава, остальными странами делаются выводы о том, что это вторая версия Советского Союза. И отношение к этому неоднозначное. Но страны-участники планируют обширное сотрудничество и с совершенно иными зарубежными государствами.

Среди выразивших свою заинтересованность есть Венгрия, Тунис, Япония и т.д. На стадии переговоров уже находится Китай, Израиль, Тайланд и т.д.

Вот почему США, не показывая свою озабоченность о наращивании мощи союза, могут несколько манипулировать ситуацией входа сюда Узбекистана и некоторых иных стран (желающих зайти в ВТО). Всемирная торговая организация, существующая уже с 1995 года не имеет принципов запрета по вступлению в альтернативные союзы.

Та же Россия и ряд других государств состоят в ВТО. Однако, по мнению Запада Узбекистану нужно определить приоритеты и для начала вступить в ВТО, если есть намерение развить международное сотрудничество.

Предполагается, что Узбекистан станет наблюдателем в ЕАЭС. Это официальный статус, который на апрель 2020 года имеет только Молдавия. Причем на этом месте она находится с 2018 года. Получение статуса происходит по стандартной последовательности. Для начала надо обратиться с таким обращением к Председателю Высшего совета.

Дальше этот орган анализирует все за и против и принимает в течение 30 дней позицию от каждого члена-государства. Затем принимается решение о принятии нового члена или отказа ему в этой привилегии. Что дает этот статус? Доступ к участию в заседаниях, возможность ознакамливаться с открытыми копиями документов.

Запрещается действовать каким-либо образом против интересов стран-участников.

Входит ли в Таможенный союз с Россией

Президент Ш. Мирзиеев объявил широкой общественности: «Знайте, что с политической точки зрения никто не отдаст нашу независимость, это в ваших руках и в руках президента, которому доверился народ». Данное высказывание имеет вес в качестве ответа на вопрос об уточнении статуса Узбекистана в рамках ЕАЭС на текущий момент.

Таможенный союз комплектовался без участия Узбекистана и ранее. А конкретно из трех стран (России, Белоруссии и Казахстана), входящих в Евразэс. Поэтому выступал объединением именовавшимся, как ТС Евразэс.

Сейчас в этот союз по режиму таможни включены:

  • Республика Армения;
  • Республика Беларусь;
  • Республика Казахстан;
  • Кыргызская Республика;
  • Российская Федерация.

Если Узбекистан вступит в ЕАЭС, то он сможет претендовать и на участие в Таможенном Союзе.

Плюсы и минусы вхождений

Вступление в евразийский экономический союз Узбекистана с ее многомиллионным населением и важным геостратегическим положением на карте Евразии однозначно полезно для стран-участников. Но в чем заключаются преимущества для самого Узбекистана?

В публично проводимых дискуссиях озвучивались такие выгоды за то, чтобы Узбекистан присоединился:

  • узаконивание статуса рабочих узбекских мигрантов на территории Российской Федерации;
  • приращение экспорта продукции из Узбекистана (в первую очередь плодоовощной) во все членствующие в ЕАЭС государства;
  • привлечение от них инвестиций в сторону Узбекистана.

Сторонники ЕАЭС считают, что вступление поможет сократить теневые рыночные объемы, разбавить монополию отечественного автопрома товарами зарубежных компаний, снизить размеры пошлин, убрать дискриминационные акцизные налоги. Это актуальные предположения.

Сначала надо рассмотреть более реальные преимущества вступления. Один из важных плюсов — доступ к единому торговому рынку числом почти в 200 млн. чел. То есть сбыт товаров можно в свободном формате осуществлять на территориях всех стран-участников.

Здесь подразумевается устранение постов таможни и нивелирование нетарифных барьеров, что увеличивает оборот взаимоторговли. К тому же в перспективе стоит создание более обширной сети для торговли, поскольку уже имеются подписанные с некоторыми странами договоренности (Вьетнам, Иран и пр.

), ведутся переговоры с Сингапуром, Индией, Израилем и т.д. Преимуществом выступает и общий рынок труда. В Узбекистане фиксируется значительная недостача рабочих мест, поскольку ежегодный прирост населения больше, чем их увеличение.

Практический опыт вступления в ЕАЭС Киргизии отобразил положительное влияние не решение проблем с рабочими местами. Пребывание в странах‑партнерах и поиск работы в союзных для приезжих облегчается. А граждане Узбекистана уже давно заинтересованы в пополнении рынка труда на этих территориях.

Немаловажным выступает и преодоление географической отстраненности государств, их замкнутости. Это сулит развитием транспортных связей: автомагистрали, ж/д-коридоры, морские пути. В том числе упростится доставка товаров из Узбекистана на мировые рынки через союзные территории.

Еще одно преимущество — повышение промышленного координирования. На 2020 год Евразийский экономический союз создал базу для проработки этой цели, привлекая предприятия из разных секторов экономики.

Специальный межправительственный совет одобрил цифровую платформу под названием «Евразийская сеть промышленной кооперации, субконтрактации и трансфера технологий». Это единая база поиска для предприятий партнеров, поставщиков и потребителей из круга членов-государств ЕАЭС.

У них будет возможность рассматривать совместно пути оптимизации работы.

Наряду с описанными преимуществами есть и значимые недостатки. Экономика Узбекистана находится в моменте становления и только набирает обороты (хотя этот этап был пройден иными участниками уже в 90е после развала СССР).

Узбекистан ранее жестко контролировал торговые потоки, распределяя их между разными социальными слоями по своей логике. Открытие границ и сообщение между другими государствами аннулирует этот режим, что может привести к смене настроений у общественности.

Принципиально разница экономик приведет к проигрышу в неизбежной конкурентной борьбе.

Однако, речь идет не только о недостатках Узбекистана, но и России. Как известно на РФ наложены санкции иными иностранными государствами и она имеет испорченные отношение с некоторыми иными странами (Грузия, Украина и пр.).

Вот почему сотрудничество с Россией вызывает объективные сомнения. Интересным является и сомнение в том, к чему приведет более тесная связь Узбекистана и РФ. Сейчас принципиально отлажены устойчивые и хорошие политические и культурно-гуманитарные связи.

Есть предположение, что открытие границ ситуацию может ухудшить. Также по указанной ранее причине. Союз имеет разработанные требования к производству товаров и оказанию услуг. Узбекистану предстоит поменять свои принципиальные ориентиры.

Также надо учитывать, что Узбекистану невыгоден рынок без барьеров абсолютно для всех отраслей.

И самое серьезное опасение, если Узбекистан зайдет в ЕАЭС — трудности с вступлением в ВТО в дальнейшем, поскольку США не приветствуют любое сотрудничество с Россией. Это понятно даже без официального объявления подобного предостережения Вашингтоном в устном виде.

Заключение

Начало публичного обсуждения возможной цели вступления Узбекистана в ЕАЭС спровоцировало сильнейшие споры у узбекской общественности. А конкретно о целесообразности этого шага. В итоге дебаты привели к глобальному расколу мнений за и против интеграции.

В 2020 году в Узбекистане наблюдается серьезная перестройка политического режима, устанавливаются приоритеты во внешней политике и экономике. В связи с этим вопрос вступает ли он в ЕАЭС наиболее актуален для рассмотрения и глубокого анализирования.

Но требуется параллельно рассматривать и возможность вступления в альтернативные союзы, которые негласно выступают против Евразийского. Узбекистану надо учитывать и собственные интересы взвешивая все за и против такого объединения.

Принципиально взаимодействие между Россией и Узбекистаном уже отлажено.

Отмечается, что на конец 2019 года товарооборот между странами увеличился при сравнении с 2018 годом на семнадцать процентов (что приравнивается к 6,6 миллиарда долларов). Этот факт говорит в пользу актуальности развития иных направлений международного контактирования.

Вот почему Узбекистан не торопится и тщательно взвешивает все достоинства и недостатки того, что он зайдет в ЕАЭС.

«Пока еще не проявились все ожидания и выгоды для Республики Казахстан от взаимной торговли на евразийском пространстве.

Основными препятствиями стали существующая практика протекционизма на национальных рынках стран-членов союза и использование барьеров и ограничений во взаимной торговле. Имеет место и низкая комплиментарность торговли между странами-интеграторами».

А.Б. Ерысалова, начальник отдела стратегического анализа и прогнозирования Казахского национального аграрного университета

Шансы на присоединение Узбекистана обсуждаются достаточно давно — с начала основания ЕАЭС, а затем и с момента прихода к власти президента Ш.Мирзиеева, нацеленного на проактивную внешнюю политику. Но только за последние годы эта идея начала выражаться в практических действиях. Переговорные обсуждения по этому вопросу займут время.

Россия с Узбекистаном даже создавали рабочую комиссию для анализирования преимуществ и рисков интеграции. Выводы ожидались к концу 2019 года, когда возникла опасность возникновения мировой эпидемии Covid-19. Политические переговоры не прекратились окончательно, но были приторможены из-за возникшего экономического коллапса.

Сейчас перспективы вступления еще более туманны, чем раньше.

Садык Сафаев — о вступлении в ЕАЭС, ВТО и отношениях с Россией

Узбекистан в таможенном союзе или нет

Первый заместитель председателя Сената Олий Мажлиса Садык Сафаев в интервью проекту Alter Ego прокомментировал перспективы вступления Узбекистана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и Всемирную торговую организацию (ВТО), центральноазиатской интеграции, а также отношения с Россией.

ЕАЭС и ВТО

Ранее сенатор заявлял, что большинство населения Узбекистана поддерживает вступление страны в ВТО, в правительстве и парламенте по этому поводу достигнут консенсус. Вопрос присоединения к ЕАЭС остаётся открытым, хотя есть весомые факторы в пользу членства. В этот раз он перечислил и опасения.

«Любое вступление в интеграционное объединение предполагает ограничение твоего собственного суверенитета. Это аксиома. Ты делегируешь часть своих полномочий наднациональным органам [этого объединения].

Опасения в Узбекистане были насчёт того, в какой степени мы сможем сохранить независимость проведения внешнеэкономических и внешнеполитических дел и определения наших внешних партнёров», — заявил Садык Сафаев.

Что касается вступления в ВТО, первый замглавы Сената отметил, что особых вопросов здесь нет, поскольку в этой организации есть ясные механизмы защиты собственных интересов.

«Почему у нас сейчас процесс переговоров идёт достаточно долго, потому что выстраиваются очень чёткие позиции Узбекистана, которые позволят нам с учётом степени развитости нашей экономики защитить собственные интересы и не быть поглощёнными другими странами, торговыми партнёрами», — объяснил он.

При этом Узбекистан достаточно не изучил указанный механизм в ЕАЭС, поэтому страна решила стать сначала наблюдателем, «повариться в этом соку», а потом принять решение вместе с общественностью.

«Мы 27 лет дистанцировались от этого (интеграции — ред.) Ничего хорошего не получилось. У нас есть масса вопросов. Для меня это немножко эмоциональный вопрос.

Я всегда думаю о миллионах людей, которые сегодня в России, которые очень здорово теряют в России, Казахстане и других местах, которым очень неуютно от того, что они вне правового поля.

Я думаю о тех людях, которые остались здесь, ждут родителей, кормильцев. Прежде всего, нужно прямо исходить из этого», — сказал сенатор.

Садык Сафаев уверен, что Узбекистан сможет защитить свои интересы и не поступиться политическим суверенитетом.

«Это для меня тоже императив. Нынешний президент, который по своему характеру, масштабу личности не станет идти под зонтик другого государства, — это тоже однозначно. Я думаю, что мы можем найти оптимальный вариант», — заявил он.

Центральноазиатская интеграция

Говоря об объединении центральноазиатских стран в отдельный союз, он отметил, что главными «ингредиентами» интеграции являются общие принципы, общие ценности и общие сопрягаемые механизмы государственного и экономического устройства, чего нет в Центральной Азии.

«При всём при том, что есть огромный интерес, преждевременно сейчас ставить вопрос о создании интеграционного объединения.

Но одним из главных достижений внешней политики Узбекистана за последние четыре года было то, что удалось восстановить доверительное сотрудничество стран региона.

5−6 лет назад в воздухе витала враждебность, подозрительность, подступная агрессивность. Сейчас удалось нам создать диалог», — считает Садык Сафаев.

По его словам, в настоящее время обсуждаются «варианты по границам», что было табуированным вопросом для обсуждения в прошлые годы.

«Я убеждён, что пока мы не завершим процессы делимитации и демаркации границ, говорить о завершении становления независимого государства в Узбекистане или завершении транзитного периода рано. Мы должны решить этот фундаментальный вопрос.

Вопрос управления водными ресурсами — вопрос жизни и смерти. Сегодня удалось найти компромиссные варианты и двигаться вперёд.

Не всё решено, впереди ещё много дел, но уже созданы условия для двустороннего и многостороннего сотрудничества», — подчеркнул сенатор.

Отношения с Россией

Садык Сафаев признал, что Узбекистан страдает от западных санкций против России.

«Санкции влияют на нас с точки зрения того, что, когда ухудшается ситуация у нашего ведущего экономического партнёра, России, конечно, это отражается на нас. Российский рубль, условия работы в России — для нас это нехорошо», — заявил он.

Отвечая на вопрос, не опасно ли оставаться сильно привязанным к России, которая постепенно уходит в изоляцию из-за плохих отношений с другими странами, сенатор ответил:

«А что теперь делать? Оторваться от неё? Это наши исторические связи, которые уходят корнями не только в период, когда Узбекистан был частью Российский империи. Ещё задолго до этого Великая степь и Россия были одним единым пространством, где проходили общие процессы — и торговые, и политические, и лингвистические, и экономические», — подчеркнул Садык Сафаев.

Со ссылкой на оценку российского МВД он сообщил, что в РФ сейчас работают свыше 1,5 миллиона соотечественников, которые в 2020 году официально перевели в Узбекистан 3 млрд долларов.

«Россия — важный партнёр в экономическом, политическом и гуманитарном [плане]. Наши гуманитарно-культурные связи имеют огромное значение для удовлетворения национально-культурных потребностей, в том числе большой части людей, живущих в Узбекистане, являющихся гражданами нашей страны», — резюмировал он.

Россия является вторым по величине торговым партнёром Узбекистана по итогам 2020 года.

Полное интервью

Узбекистан на пороге ЕАЭС: что ждет республику и подтянется ли Таджикистан?

Узбекистан в таможенном союзе или нет

https://uz.sputniknews.ru/20201214/Uzbekistan-na-poroge-EAES-chto-zhdet-respubliku-i-podtyanetsya-li-Tadzhikistan-15599407.html

Узбекистан на пороге ЕАЭС: что ждет республику и подтянется ли Таджикистан?

Узбекистан на пороге ЕАЭС: что ждет республику и подтянется ли Таджикистан?

Лидеры стран Евразийского экономического союза утвердили принятие Узбекистана в ряды организации в качестве государства-наблюдателя. Стратегические документы… 14.12.2020, Sputnik Узбекистан

2020-12-14T18:50+0500

2020-12-14T18:50+0500

2020-12-16T15:59+0500

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn1.img.sputniknews-uz.com/img/1255/30/12553022_0:66:3000:1754_1920x0_80_0_0_e1942cd3fc666088cd6079986529247e.jpg

таджикистан

узбекистан

Sputnik Узбекистан

info@sputniknews-uz.com

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

2020

Никита Мендкович

https://cdn1.img.sputniknews-uz.com/img/565/27/5652780_204:0:745:540_100x100_80_0_0_f42054c65876ad5ab8f773ad80d80e.jpg

Никита Мендкович

https://cdn1.img.sputniknews-uz.com/img/565/27/5652780_204:0:745:540_100x100_80_0_0_f42054c65876ad5ab8f773ad80d80e.jpg

Новости

ru_RU

Sputnik Узбекистан

info@sputniknews-uz.com

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

https://cdn1.img.sputniknews-uz.com/img/1255/30/12553022_288:0:2713:1819_1920x0_80_0_0_21d8c2035a6e53a5925640cc9680198e.jpg

Sputnik Узбекистан

info@sputniknews-uz.com

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Никита Мендкович

https://cdn1.img.sputniknews-uz.com/img/565/27/5652780_204:0:745:540_100x100_80_0_0_f42054c65876ad5ab8f773ad80d80e.jpg

еаэс, таджикистан, узбекистан, в узбекистане, узбекистан и еаэс: перспективы возможной интеграции

В течение 2021 года планируется подготовить соглашение о преференциальной торговле с организацией, до 2025-го – окончательно решить вопрос о полноценном членстве.

Потенциальное вступление Узбекистана в ЕАЭС ставит ребром вопрос о перспективах Таджикистана, который оказывается “окружен” странами евразийской организации. Поэтому Душанбе также необходимо выработать свою модель сотрудничества с расширяющимся интеграционным объединением. И искать способы решать с его помощью свои экономические проблемы.

Экономическая теснота

И Узбекистан, и Таджикистан не справляются с демографическими вызовами. Численность трудоспособного населения растет быстрее, чем экономика и количество рабочих мест, ставя оба государства в зависимость от трудовой миграции. Причем идет она преимущественно в государства ЕАЭС: Россию и Казахстан.

Переводы мигрантов, по данным последних исследований Мирового банка и Департамента статистики Евразийской экономической комиссии, составляют не менее 13,4% ВВП Узбекистана и более 31% ВВП Таджикистана.

В Узбекистане каждый год в среднем прибавляется 60 тысяч человек, входящих в трудоспособный возраст, но не способных найти работу в стране. Чтобы самостоятельно решить проблему безработицы, Ташкент должен был бы создавать около 1,5 тысячи рабочих мест ежедневно.

А это совершенно нереально, ведь даже текущая программа занятости дает менее 300, включая сезонные низкие ставки.

В Таджикистане ситуация немногим лучше. По данным Статкомитета РТ, в 2010-2018 гг. трудоспособное население выросло на 925 тысяч человек, а занятое – на 193 тысячи.

Актуальная численность незанятого трудоспособного населения республики около 1,7 млн человек, или 18% всего населения. Это данные касаются периода до пандемии, сейчас ситуация ухудшилась.

Только чтобы притормозить этот рост безработицы Таджикистан должен создавать более 280 рабочих мест ежедневно. Попытки механически ограничить рост населения, как это было сделано в Китае, не подходят. Проблемы остры уже сейчас, а изменения демографической политики имеют отложенный эффект — минимум в 10-20 лет.

Если вообще окажутся эффективными.

Так что у Узбекистана и Таджикистана одинаковые проблемы, для которых есть очень узкий набор решений: экспорт рабочей силы, получение бо́льших объемов капитала и доступ к новым рынкам для сбыта производимых товаров.

ЕАЭС – единственное направление движения, где все эти возможности открываются, причем без сверхусилий.

Что даст интеграция?

Ожидаемый эффект от вступления Узбекистана в ЕАЭС смоделировал экономист Юрий Кофнер из Института интеграции рынков (Мюнхен).

Согласно его расчетам, ВВП республики должен вырасти в краткосрочной перспективе на 1,6% за счет увеличения экспорта товаров в другие государства объединения и еще на 2,4% (1,2 млрд долларов) за счет трудовой миграции.

Показатели у Таджикистана стали бы еще более существенными – прирост не менее 6,3% ВВП. Подчеркнем, это итоги лишь первых 1-2 лет, а дальше выигрыш должен расти.

Почему столь быстрый рост? Так случается, когда человек, работающий, например, дворником, начинает работать по более квалифицированной специальности, полученной в колледже или в вузе. И я говорю не о ситуации отдельных трудовых мигрантов. В подобном положении оказываются целые государства и национальные экономики.

Индустриализация и ускоренное развитие целого ряда ныне независимых стран пришлось на позднеимперский и советский период истории. Производства планировались и создавались как части большого экономического механизма, с учетом климата, природных ресурсов, демографии и склонностей населения. И работали эффективно именно вместе.

После распада Советского союза экономики отдельных республик оказались в положении токаря или фрезеровщика, который всю жизнь проработал на заводе, а потом – тот растаял в воздухе вместе со всеми цехами и рабочими. Другого производства нет, и условный токарь вынужден перед пенсией стать грузчиком или заниматься мелким кустарным ремонтом.

Но к прежней жизни можно вернуться, восстановив производство.

Большая жизнь

Посмотрим конкретные суммы. Таджикистанцы, работающие в России, переводят домой около $2,6 млрд в год (данные 2019-го). По официальным данным республиканских властей, их в России менее 500 тысяч человек, а по альтернативным оценкам – 1,2 млн.

Путем нехитрых вычислений мы получаем переводы в 2,1-5,3 тысячи долларов на одного человека в год, а уровень ВВП, приходящийся на одного таджикистанца дома, – 3 тысячи долларов (2018).

Если в доход работодателя и на жизнь самого трудового мигранта уходит хотя бы столько же денег или даже половина названной суммы, то возможности заработать в российской экономике даже при неблагоприятных условиях существенно выше, чем на родине.

Почему? Это эффект участия в большом деле.

Мигранты из Центральной Азии, например, участвовали в строительстве и реконструкции 10 крупных спортивных объектов накануне чемпионата мира по футболу, который прошел в РФ в 2018 году. Оказавшись в странах ЕАЭС, люди получают шанс участвовать в подобных масштабных проектах – и прибылях от них.

В список журнала Forbes входят минимум трое уроженцев Узбекистана с капиталом более 1 млрд долларов, эмигрировавших в страны ЕАЭС и достигших там больших успехов в бизнесе. Посольство Таджикистана в Москве собрало сведения о 100 уроженцах республики, ставшие в России долларовыми миллионерами.

Еще тысячи людей просто сделали карьеру и добились достатка большего, чем тот, на которой могли рассчитывать в рамках национальной экономики.Сейчас в ЕАЭС имеет соглашения о зонах свободной торговле (ЗСТ) с Сингапуром, Вьетнамом, Ираном и Сербией. Еще 7 стран, включая Китай и Израиль, ведут переговоры о создании ЗСТ.

А 50 государств, среди которых Япония, Южная Корея и Чили, обсуждают форматы сотрудничества с евразийским объединением.

Присоединяться ли к проекту Узбекистану и Таджикистану – дело руководства этих государств. Но миллионы граждан двух республик каждый год выбирают ЕАЭС, выезжая на заработки в Россию и Казахстан.

Они уже сейчас уходят в новую экономическую реальность.

Чем обернется присоединение Узбекистана к ЕАЭС? – Мир перемен

Узбекистан в таможенном союзе или нет

Узбекистан в последние годы расширяет как двустороннее сотрудничество со странами СНГ, так и взаимодействие в рамках самой организации. Активные действия Ташкента на этом направлении и раньше давали повод экспертам рассуждать о возможном возвращении страны в ОДКБ и присоединении к Евразийскому экономическому союзу.

В начале октября о том, что власти республики прорабатывают возможности участия в ЕАЭС, было объявлено официально.

Политические риски и вызовы – основные темы, которые обсуждаются в самом Узбекистане в контексте интеграции в ЕАЭС. Возрастающие экономические возможности сторон от взаимодействия в рамках Союза очевидны, однако, как указывают наблюдатели, и тут есть «подводные камни».

Кроме того, вхождение Узбекистана в ЕАЭС повлияет не только на его соседей – участников объединения. Например, Таджикистану, власти которого уже давно взвешивают плюсы и минусы присоединения к Союзу, придется, наконец, сделать окончательный выбор.

Узбекистану пора в ЕАЭС и в ОДКБ

Татьяна Панченко

Президент Узбекистана принял решение о вступлении в Евразийский экономический союз, заявила председатель Совета Федерации Федерального собрания России Валентина Матвиенко. Новость была озвучена в Законодательной палате Олий Мажлиса РУз, которую Матвиенко посетила в ходе своего трехдневного визита в Ташкент.

Мудрое решение

– Мы знаем, что президент Узбекистана принял решение, и сейчас прорабатывается вопрос о присоединении Узбекистана к Евразийскому экономическому союзу.

Если произойдет, то, конечно, это будет огромным, огромным делом, поскольку интеграционное экономическое объединение соответствует международной мировой практике, — сказала глава Совфеда. – Поэтому это мудрое решение, принятое президентом.

Я надеюсь, процесс не затянется, и мы будем иметь возможность сотрудничать в рамках евразийской семьи.

При этом узбекские официальные лица, с которыми встречалась Матвиенко в ходе визита, судя по сообщения СМИ, тему не поддержали.

На встрече с председателем сената Олий Мажлиса Танзилой Нарбаевой говорилось о «значительном прогрессе в расширении и углублении двусторонних отношений во всех сферах — экономической, политической, гуманитарной».

В частности, «по итогам прошлого года объем товарооборота вырос на 20%, а по результатам первого полугодия текущего года – еще на 12%».

В этот же день состоялась встреча Валентины Матвиенко со спикером законодательной палаты Олий Мажлиса Нурдинжоном Исмоиловым. Как сообщает сайт Совета Федерации, в ходе беседы Матвиенко заявила о необходимости активизации межпарламентского диалога и создании законодательной базы для развития сотрудничества двух стран. О заявлении по поводу расширения ЕАЭС информации на сайте нет.

Пробный шар

Никаких факторов, которые делали бы вступление Узбекистана в ЕАЭС невозможным, нет, отметил профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев в комментарии Forbes.kz.

– Другое дело – рассматривается ли данный вопрос в Узбекистане на уровне принятия решений. На данный момент мы имеем только информацию о том, что в Узбекистане этот вопрос «прорабатывается». Причем информацию от представителя другого государства. Насколько эта информация отражает реальность, а не является неким видом «пробного шара» – вопрос открытый, – сделал он оговорку.

Каковы будут последствия такого шага, пока сказать трудно.

– Никто не видел документов, в которых бы были проведены расчеты выгод и потерь от вхождения в ЕАЭС Узбекистана ни для Узбекистана, ни для ЕАЭС в целом, ни для отдельных стран – членов ЕАЭС. Возможно, это проблема моего незнания, но на это же указывают и некоторые ведущие узбекистанские экономисты, – сказал эксперт.

– Более того, такое решение, как вхождение страны в те или иные организации сотрудничества, должно приниматься не кулуарно (на уровне исполнительной власти или ее отдельных представителей), а на основе открытой дискуссии. Иначе решение будет отражать не интересы нации, а интересы отдельных групп, что, безусловно, неприемлемо.

Особенно если в стране декларируется отход от авторитарной модели управления.

Бурнашев настаивает, что расчеты выгод и потерь для Узбекистана от вхождения в ЕАЭС должны быть опубликованы и вынесены на обсуждение, причем не только в экономической, но и в политической сфере.

– Например, насколько участие Узбекистана в ЕАЭС ограничит возможность принятия в в Узбекистане узких лоббистских решений, – уточнил эксперт.

Интуитивно понятно, что, например, вхождение в ЕАЭС существенно упростит положение в странах – членах ЕАЭС узбекистанских трудящихся-мигрантов, продолжил наш собеседник. Гораздо проще должен стать экспорт в пространство ЕАЭС узбекистанской сельхозпродукции.

– Однако это – интуитивные оценки, которые не могут лежать в основе принятия решения. Ведь всегда можно поставить вопрос – насколько это все упростится, не столкнется ли Узбекистан с практикой «исключения» отдельных групп товаров, нельзя ли добиться тех же результатов на двустороннем уровне и так далее, – уточнил он.

По мнению Бурнашева, отсутствие открытой дискуссии не позволяет четко определить сторонников и противников идеи вступления в ЕАЭС.

– Более того, если не принимать во внимание идеологически ангажированные личности, для узбекистанского экспертного сообщества характерен «взвешенный» подход: здесь нет категорических сторонников или противников ЕАЭС, отмечается, что у вступления в ЕАЭС есть как плюсы, так и минусы, как расширение возможностей, так и расширение вызовов и рисков. Необходимо открытое (как минимум – экспертное) обсуждение этого вопроса: как с точки зрения оценки рисков, так и условий вхождения в ЕАЭС (если оценка рисков покажет приемлемость участия Узбекистана в этой структуре), – повторил он.

Не только в ЕАЭС, но и в ОДКБ

У Узбекистана есть немало поводов задуматься не только над членством в ЕАЭС, но и над возвращением в ОДКБ. Такое мнение Forbes.kz высказал директор фонда «Совет политических и стратегических исследований «Китай – Евразия» Мгер Саакян.

– ЕАЭС в течение нескольких лет смог показать себя устойчивой международной организацией, с которой можно сотрудничать и надо считаться. В интеграционных процессах ЕАЭС есть и проблемы, которые связаны с тем, что экономики стран-участниц развиты неравномерно.

Конечно, темпу роста ЕАЭС мешают антироссийские санкции Запада, которые, по моему мнению, применяются еще и затем, чтобы помешать интеграционным процессам в постсоветском пространстве, так как некоторые западные политики почему-то видят в ЕАЭС воссоздание СССР, – отметил он.

– Но в общей сложности, как мы видим, даже в таких трудных условиях Россия, Казахстан, Армения, Беларусь и Кыргызстан смогли наладить сотрудничество в формате ЕАЭС, постепенно развивать экономические отношения, медленно, но продуктивно продолжать работу для формирования общего законодательства.

Все это делает сотрудничество с ЕАЭС интересным для других евразийских стран.

Доказательство этому – недавно прошедшее заседание Высшего евразийского экономического совета, где участвовали, кроме глав стран – участниц ЕАЭС, руководители Молдовы, Сингапура и Ирана.

– В Ереване ЕАЭС и Сингапур подписали соглашение о создании зоны свободной торговли, а с 27 октября начнет действовать зона свободной торговли с Ираном, – поделился новостями наш собеседник.

Экономические и политические результаты деятельности ЕАЭС дают повод другим странам задуматься над возможностью стать членом союза, считает Саакян, в особенности Узбекистану, традиционные страны-партнеры которого (Россия, Казахстан, Кыргызстан) объединились в союз.

– В ЕАЭС уже действуют и в будущем более жестко и четко будут действовать тарифы и общие законы, которые в некоторым смысле затруднят сотрудничество Узбекистана с этими странами, – предупреждает эксперт.

– Есть и вопрос Афганистана, где США не намереваются остаться навсегда, а окончательный вывод натовских войск оттуда может стать взрывоопасным и для Узбекистана. Только членство в ШОС не может обеспечить экономическую и физическую безопасность Узбекистана, как это могут сделать ЕАЭС и ОДКБ.

Здесь есть и вопрос новой супердержавы – Китая, который наращивает свою мощь и влияние в Центральной Азии.

В 2015 руководство ЕАЭС и Китай подписали соглашение об сопряжении строительства Евразийского экономического союза и «Экономического пояса Шелкового пути», напомнил Саакян.

– Членство Узбекистана в ЕАЭС даст ему возможность лучше защищать свои интересы в отношениях с Китаем, а также включить в повестку ЕАЭС многосторонние программы сотрудничества и с усиленных позиций представить их китайской стороне, – уверен он.

Что касается Армении, то, как считает эксперт, вступление Узбекистана в ЕАЭС несет ей сплошные выгоды.

– Я думаю, что если Узбекистан тоже станет членом ЕАЭС, то для армянских товаров и для инвестиций бизнесменов Армении и армянской диаспоры откроется рынок Узбекистана с населением 33 млн человек. В свою очередь для Узбекистана откроется огромный рынок ЕАЭС, где проживают более чем    184 млн человек.

Укрепится экономика страны, окрепнет сотрудничество с традиционными странами-партнерами. Если Узбекистан станет членом ЕАЭС, то рынок организации станет больше и интереснее для других стран, – перечислил он. – Конечно, трудно сказать, когда начнется процесс и когда Узбекистан станет членом союза.

Но если хорошо калькулировать все возможности и риски до официального вступления, то все стороны будут в выигрыше.

«Сидя за забором, конкурентоспособным не станешь»

Сам же президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев высказывался о перспективах вступления Узбекистана в ЕАЭС еще в конце июня нынешнего года и тоже на заседании сената.

Говоря о повышении конкурентоспособности узбекской продукции, он признал, что основная проблема экспорта — это найти рынок сбыта.

– 70% нашего товарооборота — с Россией и ЕАЭС, хотим мы этого или нет, – сказал тогда Шавкат Мирзиеев. – Мы далеки от дорог. У наших соседей есть выход к морю. Мы сейчас много импортируем, но каждый доллар — это наше богатство, потому что мы платим валюту. В Россию мы выходим через Казахстан, у которого свои интересы. Никто не собирается облегчать нам путь.

При вступлении в ЕАЭС, отметил президент, страна столкнется с трудностями: предприятия могут закрыться, не успев адаптироваться к требованиям союза.

– Наши соседи ушли далеко вперед. Скоро они перейдут на маркировку продукции. Мы проиграем с нашими товарами на этом рынке (без маркировки), — заявил руководитель страны. – Нам нужно найти правильный путь. Проанализировать все, десять раз отмерить и принять решение.

Финальное взвешивание: вступит ли Узбекистан в Евразийский союз

Узбекистан в таможенном союзе или нет

Узбекистан думает о вступлении в Евразийский экономический союз. Замминистра иностранных дел страны Ильхом Нематов говорит, что республика «взвешивает плюсы и минусы».

Ташкент привлекает возможность увеличить «экспорт» мигрантов, свободно торговать с Россией и Казахстаном. Но отпугивает позиция Вашингтона, который выступает против евразийской интеграции.

Очевидно, вопрос взаимодействия Ташкента и объединения обсуждался и в ходе визита в Узбекистан госсекретаря США Майка Помпео. «Известия» проследили за ходом дискуссий.

Плюс на минус

Власти Узбекистана заявили о намерении вступить в Евразийский экономический союз в октябре 2019 года. Спикер российского Совета Федерации Валентина Матвиенко сказала об этом после встречи с президентом республики Шавкатом Мирзиеевым. «Президент Узбекистана принял решение, и сейчас прорабатывается вопрос о присоединении страны к Евразийскому экономическому совету», — сообщила она.

Интересно, что Мирзиеев слова Матвиенко не прокомментировал. Позицию республики осторожно обозначил вице-спикер парламента Садык Сафаев. Он подтвердил заинтересованность Ташкента в евразийской интеграции, но отметил, что окончательного решения еще нет. «Там есть свои плюсы и минусы», — сказал он.

Заявления прозвучали за два месяца до выборов в узбекский парламент. И тема вступления в союз стала в ходе избирательной кампании одной из ключевых. Политические объединения демонстрировали редкое для республики разнообразие мнений.

В правящей Либерально-демократической партии высказывались за экономическое объединение, хотя говорили, что значимым остается и вступление в ВТО. «Важно, чтобы эти две инициативы друг другу не противоречили», — говорил представитель партии Бобур Бекмуродов.

А в консервативной партии «Национальное возрождение», которая заняла в итоге второе место, идею раскритиковали. «Это организация экономическая, но за ней кроются невидимые политические цели. Это ни для кого не секрет. Грубо говоря, это второй СССР», — сказал лидер партии Алишер Кадыров.

После выборов слово взял президент республики. В послании парламенту Мирзиеев призвал «изучить вопрос налаживания взаимодействия». По его словам, депутатам и членам правительства следует всесторонне обсудить ситуацию.

В другом выступлении узбекский лидер сказал, что Ташкент для начала ограничится статусом наблюдателя. «Наблюдатель — не значит член. Это вроде зрителя. Мы должны прояснить для себя, что нам подходит, что нет», — сказал он.

Борьба за пространство

Евразийский экономический союз — международное экономическое объединение. Его цель — проведение скоординированной экономической политики и создание зоны свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Договор о создании союза вступил в силу в 2015 году. В объединение входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия.

Если Узбекистан вступит в союз, то станет третьим в объединении по номинальному ВВП и вторым по количеству населения.

Одно из главных преимуществ организации — общий рынок труда. Трудоустройство узбекских мигрантов в России и Казахстане упростится. Это важно для решения накопившихся социально-экономических проблем.

Население Узбекистана в последние 10 лет растет со средней скоростью 680 тыс. человек в год. При этом средний прирост рабочих мест в республике в этот же период — 220 тыс. Прирост безработной молодежи — 460 тыс.

человек в год.

Уровень официальной безработицы среди молодежи — 17%. Разгрузка рынка труда требует создания 1,4–1,5 тыс. рабочих мест ежедневно. Таких цифр нет даже в планах правительства республики. По программе занятости в 2019 году предполагалось создавать тысячу рабочих мест в день, но, по неполным данным Госкомстата, реально создавалось только 250–260.

Еще одно преимущество — сокращение торговых барьеров при выходе на российский и казахстанский рынки. По расчетам Центра экономических исследований и реформ (ЦЭИР) при администрации президента Узбекистана, рост экспорта составит 15%. Импорт ж/д перевозок увеличится на 10–15%.

Транспортные расходы отправителей и получателей грузов, как ожидается, сократятся на сотни миллионов долларов. Узбекистан получит доступ к недорогому дизельному топливу из Казахстана, расходы страны на горючее сократятся до 20%.

Это позволит автоперевозчикам экономить до $20 млн в год.

Об этом говорят и узбекские чиновники. Замминистра иностранных дел Узбекистана Илхом Нематов заявил, что республике объединение необходимо: «Нам нужен рынок, нужно пространство. А где это пространство? Оно в Казахстане, в России, в Кыргызстане… Поэтому прямо скажу — я за участие», — подчеркнул он.

Опасения, впрочем, тоже присутствуют. Союз предъявляет серьезные требования к товарам и услугам. Раньше в Узбекистане на эти регламенты производители не ориентировались.

А значит, довести их до необходимого уровня непросто. Кроме того, не всем отраслям узбекской промышленности выгоден безбарьерный рынок.

Например, общее торговое пространство может поставить под сомнение доминирующее положение завода UzAuto Motors.

Известно, что свободное движение товаров обсуждалось в ходе визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Ташкент. Представители Узбекистана заявили, что хотели бы получить льготный переходный период. Для ряда отраслей они попросили отсрочку на 10 лет.

Американская угроза

В Ташкенте осторожно относятся и к геополитическим аспектам интеграции. Россия как доминирующая страна в объединении может усилить влияние на Узбекистан. В этом случае возрастет риск ухудшения отношений с западными партнерами, в первую очередь с США.

В Вашингтоне Узбекистан уже предостерегали от вступления в союз, грозили трудностями при вступлении во Всемирную торговую организацию. По мнению экспертов, об этом же в ходе своего визита с руководством республики беседовал госсекретарь США Майкл Помпео.

«Но четыре из пяти стран евразийского объединения — члены ВТО. Только Белоруссия в организацию не входит, но всё равно работает по ее правилам, так как общий таможенный кодекс учитывает требования ВТО», — объясняет «Известиям» заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Елена Кузьмина.

Политолог, эксперт по вопросам стран СНГ Андрей Суздальцев отмечает, что быстрого решения в вопросе интеграции Узбекистана и Евразийского союза ждать в любом случае не стоит.

«Отношения России и Узбекистана переживают период возрождения. Налаживается взаимодействие в сфере экономики, безопасности. В Ташкенте понимают, что и работа в рамках Евразийского союза сулит выгоды.

Но действуют осторожно», — говорит собеседник.

Он добавляет, что элита Узбекистана крайне дорожит суверенитетом страны. «Понятно, что в рамках союза никто его под сомнение ставить не будет. Но руководители республики предпочитают всё тщательно взвесить, уточнить», — подчеркивает собеседник. По словам Суздальцева, стороны будут сближаться, но конкретные сроки назвать сложно.

О правах человека и предпринимательства
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: